Вход

Войти на сайт

Логин или Email
Пароль
Запомнить меня
USD
64,30 + 0,56
EUR
69,42 + 0,65
ЦБ РФ c 22.02.2020

В Рубцовске живут 13 человек, имеющих знак «житель блокадного Ленинграда»

Опубликовано 23.01.20 10:20 в рубрике Местные новости, Общество

 В Рубцовске живут 13 человек,  имеющих знак «житель блокадного Ленинграда»

 В Рубцовске сегодня проживают 13 человек, имеющих знак «Житель блокадного Ленинграда». Они создали городскую общественную организацию. Это очень дружные, добрые люди. Им есть о чем рассказать нынешнему поколению.

Среди тех, кто пережил голод, холод, страх блокады, Людмила Беренц. Ее мы застали за чтением книги. В небольшой личной библиотеке собраны произведения Симонова, Быкова и других авторов.

– Я люблю и исторические произведения, но военная тема для меня главная, – говорит Людмила Александровна.

Когда началась война, ей было три с половиной года, но детская память крепкая. Вот поэтому  те страшные дни до мелких деталей может описать.

– Особо мне запомнилось два главных эпизода. Один из них – как в 1942 году по Ладоге переправляли женщин, детей и стариков на другой берег. Нас загрузили в баржи. Мама прижимала к себе грудного ребенка – моего братика. А я уцепилась за ее колени, чтобы не потеряться. Все баржи выстроили в ряд, давали указания, чтобы четко шли одна за другой, ни в коем случае не выходили из-за линии. Иначе сразу вражеские самолеты накрывали огнем сверху. Как сейчас помню – перед нами баржу расстреляли и люди, в том числе маленькие дети, оказались в воде. Они пытались выбраться, но вскоре на плаву остались лишь головные уборы. Помогать им не разрешали. Ради спасения остальных останавливаться было нельзя. Это было страшно, но в тех условиях разумно. Иначе погибнуть могли все. Это стало понятно намного позже, а в тот момент люди плакали и кричали. Они обнялись все вместе и стоял такой рев, – со слезами на глазах рассказывает блокадница.

Вначале семью Беренц эвакуировали в Казахстан, в далекий аул.

– Люди там были добрые, давали овощи и фрукты, но климат нам не подошел, к тому же мой маленький братик заболел дизентерией и умер. В далеком селе лечить было нечем и некому. Поэтому мама собрала быстро кое-какие пожитки и мы отправились в Алтайский край. Здесь было много людей из Ленинграда. Обосновались в Рубцовске и он стал для нас второй Родиной. Скажу честно, отношение к нам со стороны населения было не лучшим. Мой отец пропал без вести и поэтому его считали врагом народа. Я помню, как в начале войны его забрали в числе первых. Он забежал на две минуты и сказал, что если не убьют, то он потонет в болотах. Видимо, так и произошло. Больше о нем мы ничего не знали, только потом его реабилитировали, – вспоминает Людмила Александровна.

Семье пришлось жить у разных людей.

– Нас сначала поселили у одного человека на Западном поселке.  Тронул меня один  эпизод: как-то его семья с двумя детьми села за стол обедать и я подсела. А он говорит своей жене, указывая на меня: а эту убери. Потом жили у другого хозяина на улице Советской. Он трудился инженером на предприятии Главмука, семья держала хозяйство, у них была корова. Поэтому покушать у них было всегда. Сварят большую кастрюлю и угощают меня, но я отрабатывала свой хлеб: нянчилась с двумя хозяйскими ребятишками. Не забуду, как с мамой ходили и собирали оставшуюся на полях свеклу и мороженый картофель. Может, поэтому я до сих пор не могу смотреть на эти овощи. Вспоминается сразу детство, когда драники были самым лучшим лакомством, – продолжает блокадница.

Маленькая девочка часто представляла свой большой дом под Ленинградом, папу, который мечтал, что его доченька Люда станет балериной. Но война перечеркнула все.

Девочка росла в Рубцовске, пошла учиться в школу имени Кирова, где была отличницей. Ее фотография украшала доску почета.

– Сохранился у меня в памяти еще один эпизод, который невозможно забыть. Главной площадью в то время была имени Кирова. До сих пор отчетливо слышу слова диктора, который 9 мая сказал, что война закончилась. Люди плакали от радости, – рассказывает собеседница.

Как только исполнилось 17 лет, девушка пошла работать, как и ее мама, на АТЗ. Сначала ее не хотели брать ввиду того, что несовершеннолетняя. После уговоров согласились, но на условиях, что придется трудиться в три смены по восемь часов. Взяли в стальцех, формовщицей. Работа трудная физически. Девушка не только добросовестно выполняла ее, но и поступила на вечернее отделение института. На шестом курсе сметливого молодого специалиста перевели в конструкторский отдел. Так и трудилась Людмила Беренц на родном заводе до пенсии.

Сейчас она занимается огородом, где выращивает овощи и цветы. Из полученного урожая делает компоты и маринады. У нее есть сын, внук, внучка и уже пять правнуков, которые радуют своими успехами. Так и живет эта добрая, интеллигентная женщина, которой скоро исполнится 81 год.

Она радуется жизни и довольна, что государство предоставляет льготы жителям блокадного Ленинграда. А их, по словам начальника отдела соцвыплат управления соцзащиты Светланы Морозовой, насчитывается 10. Среди них существенных несколько, например, обеспечение санаторно-курортными путевками по показанию врача, компенсация расходов на оплату жилого помещения и коммунальных услуг в размере 50 %. Впрочем, дело не в льготах и деньгах, а в том, чтобы мы не забывали тех, чье детство закончилось, не успев начаться.

Галина ПЛУЖНИКОВА.

фото из архива редакции

Поделиться ссылкой 

Добавить комментарий

Администрация сайта не несет ответственности за содержание сообщений, публикуемых в комментариях к материалам.
Запрещены проявления любой грубости, личные оскорбления, использование нецензурной брани. Комментарии нарушающие правила пользования сайтом будут удалены, а пользователи заблокированы.

Нашли ошибку?

Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

Редакция сайта

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.